Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Зависть, в которой не стыдно признаться

Знаете, чему я, бывает, остро завидую? Умению рисовать жизнь с помощью написанных слов!
Возьмешь иногда книгу в руки, откроешь и все – пропала: так захватит мастерство, с которым  соткано словесное полотно. 

Collapse )

Хитрые кабачки



Те, кто жил в студенческом общежитии, прекрасно знают, как трудно было уберечь свои кастрюльки на общественной кухне от посягательств голодных студиозов. Помню случай, когда курицу сперли прямо из кипящего бульона! Хлопоча над ним, счастливая обладательница деревенской курятины совершенно утратила бдительность, за что и поплатилась. Найти злоумышленника не удалось. Полагаю, добычу растерзали в мгновение ока.
Я и мои подружки такого разгильдяйства не допускали, от плиты ни ногой! На втором, женском,  этаже общежития кухня сверкала, в коридорах витали аппетитные запахи. У мальчишек, на третьем,  кухня пребывала в полном запустении.
Однажды вечерком наварили мы с подружками супа, только за стол садиться – стук в дверь.

Collapse )

Седьмое свидание

(На основе реальной истории)

– Раз, два, три, четыре… – старательно загибала тонкие со свежим маникюром пальцы Гелька, – пять, шесть, семь. Седьмое. Мое любимое число. Господи, он такой душка! – Она мечтательно вздохнула и, кокетничая, посмотрелась в зеркало. Хрупкая, с удивительно белой кожей, правильным овалом лица в обрамлении русых с позолотой волос, она напоминала подснежник. Наивный и трогательный… Светка невольно залюбовалась подругой. Сама Светка была крепка, что называется  кровь с молоком, и по-восточному смугла. Познакомились они еще в абитуре и при столь контрастной внешности жили дружно, как родные сестры.
– Куда он тебя пригласил?
– В художку. Забавное совпадение: седьмое свидание – седьмого числа. Вот увидишь, этот день будет особенным.
– Долго не гуляй, завтра экзамен, а мы еще половины билетов не разобрали.
– И зачем нам эта дурацкая история КПСС! Такая муть!
– Стране нужны политически грамотные специалисты, – пробасила Светка, изображая историка, – так, повернись, – высунув от усердия язык, она поводила пуховкой по Гелькиным скулам. – Готово, переодевайся.

Гелька послушно скинула халатик и осталась в шелковых трусиках. Угловатость тонконогой и по-мальчишечьи узкобедрой, с резко обозначенными лопатками фигуры сглаживалась неожиданно полной, налитой грудью. Светка помогла застегнуть бюстгальтер, подала платье. В глубоком вырезе пикантно вырисовывалась аппетитная ложбинка, юбка восьмиклинка подчеркивала талию. Ангелина раскинула руки и покружилась. Струящийся лазоревый крепдешин великолепно гармонировал с её фиалковыми глазами. В мочках маленьких ушек подрагивали серебряные звездочки.
Collapse )

Два – ноль в её пользу

Позавчера я впервые увидела их вдвоем. Её и моего парня. Тот день не заладился с самого утра: в будильнике сдохла батарейка, я опоздала на службу, попала под раздачу шефу, откуда-то вдруг свалилась куча неотложных дел… С работы еле ноги волокла, вернее, мелко семенила, словно японка, туго завернутая в узкое кимоно: пятка – к носку, носок – к пятке. На днях была оттепель, потом грянул мороз и асфальт покрылся толстым бугристым льдом. Не город, а ледовое реалитишоу. «Где-то уже и трава появилась », – завистливо горевала я, балансируя пакетом с продуктами. Ноги, будто взбесившись, тянули в разные стороны. Сумчатый верблюд на канате... Серое, взбитое в неряшливые комья небо тянулось к земле, ветер гнал лохмотья поземки, шумел в голых ветвях тополей. Проклиная погоду, мысленно я уже копошилась на кухне, гремела кастрюлями, резала мясо, лук…
 На перекрестке, как положено, стрельнула глазами по сторонам и в растерянности замерла: сквозь суетливые волны прохожих неспешно брела парочка.Collapse )Collapse )Collapse )
Collapse )Нет, я знала, что когда-нибудь это произойдет. Те «манюни», что терроризируют сына по телефону, не в счет. «Скажи этим дурам, что меня нет», – обычно просит он. «Разве можно так с девочками разговаривать»,– укоряю его я, а сама облегченно вздыхаю.
Недавно мальчик из его класса бросил школу из-за несчастной любви. Умница, каких поискать, а влюбился в оторву. Юная мерзавка завела его в тупик, в котором он и заперся. Не дай бог…
Увы, у бога свои, неподвластные суетным смертным планы. С кем суждено отведать счастье, а с кем хлебнуть горя – известно лишь ему.
 – Господи, дай моему мальчику счастья! – уткнувшись горячим лбом в холод оконного стекла, иступлено шепчу я.
За окном плывет равнодушная тьма. В антрацитовом приволье звезды ткут узор судеб: петелька, волна, завиток… Прямой дорожки не выпадет никому.
– Скорее, скорее, – заговорщицки подмигивая, маячит мне из гостиной муж. – Неси фотоаппарат. Масяня такое вытворяет!
Масяня – это наш котенок. Трехцветный комочек необычайно подвижен и шаловлив. Муж, как ребенок, обожает с ним играть.
Метнувшись за фотоаппаратом, я торопливо передвинула рычажок включателя. Экранчик вспыхнул, я вздрогнула: они! Опять в обнимку. Счастливые – два огонька одной свечи…
Я впилась в её лицо. Нет, не ногтями. Взглядом. Так всматриваются в соперниц – пристально, желая найти хоть какой-нибудь изъян, червоточинку, метку порока. Я не нашла, хотя очень старалась. И вглядывалась, лихорадочно гадая, кого эта пигалица мне так сильно напоминает. Кого-то давно знакомого…Где и когда я видела этот прямой нос, чуть опущенные уголки полных губ… И вдруг… я вдруг поняла, что она похожа на меня: носом, губами, легкой линией подбородка. Наваждение… Бред. Дай-ка взгляну еще раз. Без сомнения: мы похожи, как мать и дочь.
– Иди сюда, разом ослабев, позвала я мужа, – здесь кино поинтересней.
– О, а с кем это он? Симпатичная дивчина, одобряю.
– Вероятна, та самая, с которой он обнимался на улице. Помнишь, я говорила? Тебе не кажется….
– Да, да вы с ней, практически, на одно лицо! – воскликнул он и, хихикнув, добавил – это гены.
– А если это серьезно? Я не готова стать бабушкой. Ты бы с ним побеседовал по-мужски.
– Да он, вроде, у нас парень с головой. Тоже есть в кого – не забыв похвалить себя, улыбнулся муж. – Кстати, слышишь: опять куда-то намыливается.
Я вышла в прихожую. Сын, уже в ботинках, проворно застегивая куртку, исподлобья зыркнул и, готовый к отпору, упрямо сдвинул брови.
– Куда на ночь глядя?
– Гулять.
– С кем, если не секрет?
– Какая разница?
– Брось, я вас видела. В четверг. Вы шли по нашей улице. А еще ты забыл удалить кадр с фотоаппарата.
– Меня ждут, – покраснев от досады, насупился он.
– Как её зовут? Не будь ребенком, что за глупые тайны, – сгорая от любопытства и ревности, наседала я. – Вдруг она – моя будущая невестка.
– Как тебя, – немного помявшись, ответил сын.
– Что!?
– Её зовут Валерией. Как тебя. Все, я пошел, – схватил он с полки шапку.
Дверь хлопнула.
Вот так сюрприз! Я в нокауте. Два – ноль в её пользу. Что ж, мою пилюлю хотя бы подсластили. Козявка… Ах козявка! 

Если я позабуду

Немного о первой любви


Время мчится, а я все смотрю на тебя: гордый профиль, вольный разлет бровей, родинка на скуле... Я боюсь, что ты повернешься и увидишь, как я одержима тобой. Я надеюсь, что ты оглянешься и наконец заметишь меня. Но я для тебя лишь деталь интерьера. Лицо в толпе.


Если б ты знал, как я тебя люблю! Ты – в знойном полдне, в млечной прохладе туманов, в радуге звезд, в косых струях дождя... О тебе мои сны, мои мысли, стихи. Ты –  дурман, ты –   наваждение, ты –  гипноз. Как на огонь и воду я могу смотреть на тебя вновь и вновь.


Я гляжу на тебя, а ты пялишься на неё – чернявую пигалицу с ужимками зеленой мартышки.

Collapse )

Спряжение любви

Я люблю. Мне шесть лет, ему – шесть с половиной. Он мужчина моей мечты: белобрысый  голубоглазый кудрявый. Просто пупсик! Мы ходим в старшую группу детсада, в столовке сидим за одним столом и дружно ненавидим пенку на молоке. От одного её вида  моего героя неудержимо тошнит. Спасая его от мук, я храбро выдуваю лишнюю порцию. Терпкая сладость самопожертвования забивает противный вкус. Любовь, впечатанная в запах кипяченого молока…

Collapse )