grazhdankanika (grazhdankanika) wrote,
grazhdankanika
grazhdankanika

Кризис одиночества

Утром в город наконец-то пожаловала зима. Улицы похорошели, деревья принарядились в теплые шали, на пятачки дворов высыпала веселая ребятня.
Малькова улыбнулась и отошла от окна. Ей вдруг захотелось вот так же, с визгом, пробежаться по первому снежку, взбить руками  пушистый сугроб, вдохнуть сладкий морозный воздух... Конечно, не здесь, во дворе, а за городом или в парке. Забуриться куда-нибудь с Сережей, далеко-далеко, только он и она. 
Улыбка погасла: они не виделись уже три недели. Собственно, к разлукам ей было не привыкать, ведь вместе они никогда и не жили. Так уж получилось: у него семья, сын, у неё он, Сергей.

До Сергея у Ирины было несколько романов, но как-то не сложилось. Кавалеры в её чувства особо не вникали, и она раскрыться не спешила. Расставались без сожалений.
Другое дело Сергей. Каким-то образом он быстро понял, что бойкая симпатичная девушка не такая раскованная, какой хотела казаться. Деликатно ухаживая, он окружил её трогательной заботой,  не скупился на ласку и похвалу. Рядом с ним она становилась самой собой, расцветала. Чувство желанности сродни наркотику привыкаешь быстро и прочно. И она подсела.  
С ним было радостно и не скучно. Казалось, этот ладно скроенный брюнет с завораживающим чарующе низким голосом знал все на свете. А еще он был честен. Без обиняков признался, что женат, но развод упоминал как почти свершившийся факт. И она поверила.
Даже когда выяснилось, что развод откладывается из-за болезни жены, даже после рождения у Сергея сына, она не находила сил порвать с ним. Переживала, ревновала, проклинала, умоляла сделать выбор, выгоняла и принимала вновь. «Сюжет банален до икоты, подытожила Ирина,треугольник. Равнобедренный: две стороны и углы при основании равны. Только не понять, кто основание.»
Иногда она умела трезво взглянуть на вещи. Да и требующая точности профессия обязывала: эксперт центра стандартизации работа серьезная. Свою работу Малькова любила, бесконечная череда дел не раздражала, только подхлестывала вперед!
Стремительно летящее на службе время по выходным превращалось в тягучий кисель. Спасаясь от него, Ирина шуршала по хозяйству, ходила в фитнес-зал, посещала косметолога, выставки, ездила на экскурсии, экспериментировала с новыми блюдами, вывязывала мудреные узоры или читала до одури. Время-то убить можно, да себя не обманешь.
Именно в такие дни у Мальковой случались острые приступы одиночества. Заварив чай, она рассеянно листала журнал. Мода, рецепты мелькали страницыдиета, упражнения для укрепления мышц… «Всеобщий психоз!усмехнулась Ира. Как будто счастье зависит от количества складок на пузе! У меня их нет, а что толку? Все мечтают выглядеть, как модели, но, по - статистике, своею жизнью довольны именно толстушки. Как ни странно, у них, чаще всего, полный комплект: муж, дети, собака... Загадка природы... Чем же сегодня заняться? Сходить на выставку попугаев? Ленку позвать... нет, она с дочкой в бассейн идет. Людка все выходные торчит на турбазе. Юрасика, идиотка, пасет! Связался черт с младенцем... Таньке звякнуть? Да они с лета никак ремонт не закончат. М-да, у всех заботы одна я, получается, живу для себя. Девчонкам завидно, только я этим по горло сыта! Пожалуй, не стоит им про это рассказывать, пусть завидуют, дурочки. Магазины? Да, в книжный давно пора заглянуть, может, появилось что-нибудь новенькое из Мураками. Сергею он тоже нравится. Забавно, литературные вкусы у нас схожи, чего не скажешь о еде. Откуда у уроженца Тамбова такая страсть к морепродуктам? По мне так овощное рагу ничуть не хуже. Ладно, начну с генеральной, а там посмотрим».
Растянув уборку на полдня, Ирина изрядно устала и проголодалась. Готовила она хорошо, но если не ждала гостей, обходилась немудреными супчиками и салатами.
За окном танцевал, кружил в белом вальсе снег. «Как в тот вечер! загрустила Ира.Кафе, кофе, метель. Иероглиф судьбы, тайный знак. А если бы я тогда прошла мимо?» Она перемыла посуду, старательно протерла стол, добавила симметрии чашечкам на крючках. Порядок. Как в музее.
Сквозь вязкую тишину квартиры пробивался размеренный нудный звук: в ванной протекал кран. «Вода из неисправного крана уносит с собой достаток и счастье»,утверждают знатоки Фэн Шуй. «Достаток это, понятно, деньги, а мерилом счастья должна быть только любовь!Ира затянула проклятый вентиль.Но как считать? Взаимная любовьплюс двести очков, несчастная минус триста. Платоническая сто, однополая сто пятьдесят. Плюс или минус? Бред! Если бы все было так просто!»
Настроение упало, идти куда-нибудь расхотелось. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она включила телевизор. На экране возникла Верка Сердючка. Гоп, гоп, гоп тряслись необъятные накладные груди. Ира сморщилась, как от зубной боли. На другом канале кривлялись новые русские бабки. «Идиотизм!осатанела она. И это в стране, где мужики на вес золота!» Программы менялись, тасуя звериные морды, дебаты политиков, ревущие стадионы...
«Что за дрянь!»Ирина швырнула пульт в кресло. Отчаянно, до тошноты, до крика вдруг захотелось услышать любимый волнующий до спазмов в груди голос. Звонить сама она не смела и, терзаясь этим, с надеждой смотрела на телефонную трубку. Рядом лежал сотовый. Время остановилось. Застыло. Проклятые телефоны, словно дали обет молчания. «Вдруг на линии порыв!» Ира схватила трубку и обмякла: работает... Серебристый «Самсунг» виновато мигнул электронным глазом: сообщений нет. «Вот так умру и никто не узнает!» она бросилась на диван и с тоской вперилась в потолок.
Пасмурный день угасал мягкой тенью и вдруг встрепенулся, задев тончайший волосок. На нем деловито ползал малюсенький полупрозрачный паучок. «Что ж ты, кроха, без мамы гуляешь, без папы! Бродишь один! Один, как и я. Оборви невесомую нить и нет тебя... нет меня...глаза обожгло едкой влагой, к горлу подступили рыданья.Да что ж это я разнюнилась!опомнилась Ира.Хватит сходить с ума!»
Она принесла веник, убрала непонятно откуда взявшуюся паутинку, достала из комода спицы с недовязанным рукавом и клубок серо-голубой пряжи. Сев в кресло, она расправила рукав на коленях и принялась за работу. Этот свитер вязался Сергею.
Лицевая, изнаночная, три лицевых, накид ровно ложились петли рисунка. Мысли же громоздились, сталкивались и разлетались, как шары на биллиардном столе: «В тот раз в кафе было полно свободных мест, но он подсел ко мне. Случайность или судьба? Сколько лет прошло с той первой встречи? Десять? Двенадцать? А впрочем, неважно: этой пытке не будет конца. И ты это знала. Знала. Надо смотреть правде в глаза! Да, свои карты он раскрыл сразу. На что ты надеялась? С чего возомнила себя мечтой, ради которой идут на костер, на предательство, на край света! Ты сама, сама загнала себя в клетку, дверку захлопнула, а ключ отдала ему». Лицевая, изнаночная спицы замерли. «Ребенок, изводилась она, если б у нас был ребенок!» Увы! Забеременеть никак не удавалось. «Вы здоровы!» уверяли врачи. «Провидение господне!» втихаря злорадствовали подруги.
Клубок смирно шуршал под ногами и вдруг расхрабрился, улизнул под журнальный столик. Ира подергала нитку, но та за что-то зацепилась. Отложив спицы, она встала на колени, нашарила клубок и довольно усмехнулась: «Попался, проказник!»
Звонок грянул весенним громом. Ира метнулась в прихожую, бросила клубочек на полку для обуви и, даже не глянув в глазок, распахнула дверь.
На пороге стоял Сергей. Куртка блестела бисером талых снежинок.
Не ждала? Я соскучился, Ириска!
В руке у него была большая спортивная сумка. Как загипнотизированная, Ира уставилась на баул: «Это вещи! Он пришел навсегда!»
А, это так бутафория,догадавшись, о чем она думает, сконфузился Сергей и поспешно наклонился, развязать шнурки на ботинках.
Ира дернулась как от удара и, чувствуя, что краснеет, юркнула на кухню. «Дура! Дура! Дура!»  умываясь ледяной водой, твердила она. Пальцы свела судорога, но эта боль заслонила душевную муку.
Ириска, ты где? озадаченно прогудел Сергей.
Я на кухне! она лихорадочно вытерлась салфеткой.
Он вошел. От смущения не осталось и следа. Он источал самоуверенность. Как всегда.
  Ты голоден?спросила она лишь бы только не молчать.
  Да, я ужасно проголодался! Сергей шутливо облизнулся и властно потянул её к себе. Родная, теплые руки нетерпеливо скользнули по её телу.
Она задрожала, выгнулась, замлела. Вдоль спины прокатилась тугая сладкая волна. Сомнения, обиды отлетели, словно шелуха. Он подхватил её и понес в спальню.
Страсть ослепила взрывом огненной бездны и жарко содрогаясь, выбросила на скомканные простыни. «Вот мгновения достойные вечности!»таяла в блаженной истоме Ирина. Эти минуты она не променяла бы ни на что!
Какая ты маленькая, ладненькая! сыто прижмурился Сергей. Как статуэтка. Не чета моей... он осекся.
О чем это ты?холодея, переспросила Ира.
Да так, ничего. Котик, мне надо в душ.
Возьми полотенце. Тут, в шкафу.
Не надо: я принес свое.
С чего вдруг!окончательно стряхнув наваждение близости, взорвалась Ира.
Не злись, лапка. Тигра словно взбесилась: роется в моих вещах, вынюхивает, выслеживает. Я сегодня еле удрал, сказал, к Андрюхе, в сауну. Тигра и сумку сама собрала, чтобы потом все проверить. Дома житья не стало, так хоть ты не мучай меня! жалобно закончил он и отправился в ванную.
Она зло глянула ему вслед: «Житья ему, видите ли, не стало! Но правила этой игры он выдумал сам! Знал бы он, как длинны одинокие ночи! Как отвратителен ужин, когда его не с кем делить!»
Шум воды прекратился. Сергей вернулся и, запахнув халат, с наслаждением растянулся на кровати.
Боже, как у тебя хорошо!
В чем делооставайся насовсем!
Ирусь, мы же договорились! Я не скрывал, что женат. Не надо, котик, не начинай все сначала. Я тебя очень люблю, но сейчас развод все погубит! Пусть напоказ, но семья прежде всего! Ничего, скоро я сам буду решать, как и с кем, мне жить. Сергей нежно поцеловал её скоро, милая, потерпи!
Убаюканная лаской, Ирина успокоилась, задремала.
Проснулась, когда было уже темно. Во рту пересохло. Она осторожно выскользнула из постели и во тьме коридора запнулась о Сергеев баул. Бросил опять, где попало! Ира нашарила кнопку светильника, унесла сумку в прихожую и вдруг вспомнила, как пронзительный миг счастья рассыпался горечью лютого разочарования. Сон пропал. Её затрясло от гнева. «Милая, потерпи! Сколько? Год? Два? Где гарантия, что он не обманет? Господи, а ведь он доволен этой параллельной жизнью и не собирается что-то менять!» внезапно поняла она. Душа рухнула, умерла.
«Жена роется в моих вещах, вынюхивает...»,всплыли в памяти его слова. « Ей не придется долго искать!» Ира прокралась в ванную, сдернула с сушки свое любимое полотенце, обрызгала дезодорантом и свернула. В прихожей она воровато огляделась, заметила на обувной полке клубочек пряжи и сунула его в середину сложенной ткани.
Ириска!
Вздрогнув, Ира выхватила из сумки его полотенце, скомкала, толкнула на антресоли, пихнула в баул свое, дернула молнию и потушила свет. Сердце бешено колотилось, руки дрожали.
Зайка, куда ты пропала?капризничал Сергей.
Иду, дорогой, иду, любовь моя! притворно зевнув, нежно проворковала Ира.

Tags: #отношения, #семьялюбовь мукА творчества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments