grazhdankanika (grazhdankanika) wrote,
grazhdankanika
grazhdankanika

Categories:

Зайка-наказайка

Каждое рабочее утро Натальи начиналось одинаково: разномастный дамский коллектив приглаживал «перышки», обсуждал новости, обменивался сплетнями и планами на день.
     Припоздав, Наталья влетела в офис, и, пробираясь к своему столу, прислушалась к низкому с придыханием голосу Юлии Сергеевны:
    — Она с маленьким-то, с Мишуткой, возится. Тот хорошенький, как кукленочек. Так и хочется его потискать. А второго, Ваську, ему четыре, она ненавидит. Ненавижу, говорит, раздражает он меня и все!

— А на фиг она его тогда брала? — оторвалась от зеркальца курьерша.
    — Так ведь деньги платят и немалые! Где б она столько заработала. А у ней ведь еще и свой пацан растет. Его как-то поднимать надо. Правда, она им совсем не занимается: мальчишка второй год в третьем классе учится.
    — Но зачем она Ваську взяла, раз душа к нему не лежит?
    — А там не спрашивали: нравится — не нравится. Берите, каких даем!
    — Как кур в совковом магазине!? Безобразие! — пробасила из угла кадровичка.
    Наливаясь праведным гневом, женщины согласно закивали.
    — Я бы не смогла чужого ребенка воспитывать, — честно призналась Наталья, — столько терпения надо! Тут свои - то иногда так выведут... Усыновители — святые люди! У меня знакомые усыновили мальчика, ему месяц всего был. Сейчас у них уже внуки растут! А вот про попечительство даже не знаю, что и сказать…Как можно брать ребенка лишь на время? Ведь не вещь в прокате взять! Эта тетка его хоть не бьёт?
    — Нет. Она его по-другому наказывает. Песенку помните: трусишка зайка серенький под елочкой скакал...
    — И что?
    — Она его заставляет ручки перед грудью сложить и прыгать, как зайка. Иногда голышом. Правда, сама хвасталась, как здорово придумала.
    — А вы что? Она же садистка!
    — А что я... Пожурила её, конечно, да кто меня, соседку, слушать будет. Ладно. Так несчастному дитю все равно лучше, чем в детском доме.
    — Ну, уж нет!
    — А может и вправду — лучше?
    — Да о чем вы говорите! Надо прекратить эту дикость. Ей нельзя доверять детей! — встряла молоденькая практикантка.
    — Надо, да кому охота связываться. Думаете, только с приемными детьми так обращаются? — придвигая к себе папку с документами, вздохнула Наталья.
    — Приемышей заберут — на что она жить будет? Без образования куда устроишься? Только в технички. А она еще весной мебель в кредит купила.
    — Да как ей вообще позволили ребятишек взять?
    — Ну, поглядели, наверно: не пьет, не тунеядничает, дома чисто. Если начнут строго претендентов отбирать, так и детей некуда будет пристроить.
    — А муж у садюги есть?
    — Есть. Вахтует, да толку мало: больше проедает, чем домой привозит. Так что приемные мальчишки им большое подспорье.
    Юлия Сергеевна утерла платочком раскрасневшееся лицо. Появление начальницы положило конец дебатам.
     Неделю Наталья была сама не своя. С Юлией Сергеевной она работала больше двадцати лет и знала, что бесхитростная добродушная женщина клеветать на соседку не станет. На предложение, "сообщить куда следует", коллега ответила категорическим отказом: портить отношения с соседкой она не собиралась.
    "Что делать? Оставить все как есть?" — терзалась Наталья. Ей вспомнился мальчик, с которым она ходила в одну садовскую группу. Худющий, стриженный налысо, весь какой-то замурзанный, он часто писался во время тихого часа. Обнаружив сырую постель, вальяжная, холеная воспитательница злобно кривила ярко накрашенные губы, выволакивала бедного Генку на середину группы, с гримасой отвращения сдергивала с него мокрые трусики, и оставляла стоять до полдника. Свесив голову на грудь, несчастный малыш дрожал, и, не смея зареветь в голос, тоненько скулил. Кое-кто из детей смеялся и тыкал в него пальцем, но большинство пугливо молчало, в том числе и Наташа. Потом, лет через пять, она узнала, что Генкины родители были алкоголиками. Может, поэтому воспитательница совершенно не боялась выставлять Генку на посмешище. А вдруг она искренне считала свой воспитательный трюк лучшим средством от энуреза? Где теперь изобретательная горе-педагогиня и что стало с Генкой…
     А что будет с Васькой? Чем аукнется ему «зайка-наказайка»? Наконец, после мучительных раздумий, Наталья набрала номер из справочника:
    — Ало? Это отдел опеки и попечительства?

Tags: #детисироты, #общество, #семья, Детский уголок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment