grazhdankanika (grazhdankanika) wrote,
grazhdankanika
grazhdankanika

Category:

Северные чудеса

                                                    
Пришла весна и на экранах замелькали кадры готовых к ледоходу рек. Кто хоть раз видел ледоход на Лене, тот не забудет его никогда! Это потрясающее, полное первобытной мощи, дикого восторга зрелище!
У нашего поселка ширина Лены достигала нескольких километров, и тонкая полоска земли вдали, почти у самого горизонта, означала всего лишь один из бесчисленных островов. Ледохода все ждали с великим нетерпением.
Начинается он с подвижек, которым всегда предшествует очень холодный сильный, почти ураганный ветер. Внезапно среди завывания ветра ухо улавливает глухой звук, как будто где-то сшиблись две горы; земля слегка содрогается. Гул постепенно нарастает, среди бескрайнего, запорошенного снегом, ощетинившегося торосами ледового поля с сухим скрежетом ползет трещина. За ней вторая, третья… И вот спаянный стужей массив льдов сдвигается с места.
От едва заметной подвижки до бурного ледохода иногда проходит несколько томительных дней. Наконец лед трогается в путь и вскоре уже прет пестрой бело-серой громадой,

грохочет, рычит, крошится, дыбится многометровыми вертикальными глыбами, являя восторженным зрителям голубоватую, изумительно чистую, сверкающую как горный хрусталь изнанку.
Подхваченные мощным течением, льдины беспорядочно лезут на берег, визжат, скрипят, вертятся, топят друг друга. Проснувшаяся река несет к устью, то, что люди не успели вывезти со льда: избушки, балки, технику, возы дров. Это апофеоз ледохода. Толпы зрителей готовы часами простаивать на берегу, завороженные великолепием северной природы.
Через несколько суток льды редеют, все больше между ними темной быстрой воды. На середине реки, в стремнине, плывут бесконечные белые острова, у берега образуется широкая, малоподвижная ледяная кайма.
Любимым, но строго запрещенным развлечением детворы была беготня по прибитым к берегу льдинам. Бывало, прыгнешь на край и с ёкнувшим сердцем чувствуешь, как под ногами мягко покачивается многотонная махина. И страшно, и восторг охватывает дикий, душа сладко замирает, на миг ощущаешь себя владычицей мира!
Однажды бегу от сестры, а впереди – собака наша, Жучок, перемахнула она через разлом и…исчезла. Пораженная, я  резко остановилась и вовремя: дальше была замаскированная колотым льдом и снежным крошевом полынья! Еще несколько шагов, и нырнула бы я туда вслед за собакой! До сих пор я уверена, что уберег нас ангел-хранитель – Жучка вперед отправил. Обратно влезть он не мог, скользил, срывался. Вытащили мы его с большим трудом, Пришлось мне лечь на край льдины и тянуть его за загривок, а сестра сзади меня за ноги держала, страховала. Вымокли мы до нитки, замерзли, зуб на зуб не попадал, от испуга нас буквально колотило. Так погуляли, что и поныне у меня мороз по коже пробегает, как вспомню тот случай. А ведь сколько раз нам родители говорили: не сметь на лед выходить! «И чем мы думали?» – всякий раз запоздало ужасаюсь я.
Кстати, толщина льда на Лене достигает двух метров. Выкинутые на берег монстры тают  медленно. Сверху они грязные, покрытые плотной ноздреватой коркой снега, а низ отливает голубизной и у некоторых льдин как бы состоит из вертикально смерзшихся длинных сосулек. Тронешь одну, и они с мелодичным звоном осыпаются на песок. Частенько лето вступает в свои права, открывается купальный сезон, а на пляже тут и там попадаются доживающие последние деньки глыбы. Где еще увидишь такое чудо?
Скучаю я по родным местам, особенно по Ленскому ледоходу.

Tags: У колодца
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments