grazhdankanika (grazhdankanika) wrote,
grazhdankanika
grazhdankanika

Categories:

Исповедь махровой графоманки

Когда вы вдруг осознали эту странную потребность: изложить свои мысли на бумаге? Я давно, как только научилась читать. В пять лет, весьма довольная и гордая умением складывать буквы в слова, я попыталась что-нибудь и написать. Слово «слую», выведенное жуткими каракулями, стало настоящей сенсацией. Домочадцы плакали от умиления. Процесс пошел…
 Мне было шесть, когда я впервые загремела в больницу. Дикая боль в животе, тошнота, жар. Огромная палата была забита девочками моего возраста. Никаких развлечений, свидания  запрещены, каждые  четыре часа болючие уколы. Все это меня так впечатлило, что после выздоровления  я села писать первые мемуары. «Выспыминания» имели бурный успех. Родители хохотали до слез.

В семь я двинулась дальше и накрапала письмо на телевидение в передачу «Здоровье». В письме я очень просила тетю Надю Белянчикову, запретить моему папе, курить. (Святая простота!)
 Патологическая любовь к «писанине» пригодилась мне в школе. Сочинения пугали только рамками учебной программы, не слишком поощряющей вольность мысли. Впрочем, писать все, что вздумается, можно было в дневниках, которые я заводила и бросала с завидным постоянством: жажда творчества боролась с ленью. Лень, обычно, побеждала. Единственное, что я готова была делать круглые сутки – это читать! (В конце концов мама спрятала фонарик.)
 Счастливая пионерская пора с летним отдыхом в лагерях вывела сочинительский бзик на следующий уровень. Переписка с подружками – отличное средство для развития воображения. Что скрывать, приврать я была горазда.
 Шли годы, мои письма становились все длиннее и длиннее. Иногда я ловила себя на том, что не могу остановиться. Кажется, именно это и называется графоманией.
 Но почтовые экзерсисы были, так сказать, для внутреннего пользования. Желание писать не только знакомым и  родным зрело во мне давно, но сдерживалось одним крайне серьезным обстоятельством – правилами русского языка.
 Училась я неплохо. Отличницей не была, но стойко держалась в прослойке хорошистов. (Дурацкое слово, не находите?) Математику «рубила», но не любила; физику уважала, биологию не принимала всерьез, русский же вгонял меня в дрожь.

Диктанты – главный кошмар тех лет. Плутая в дебрях орфографии, я тупо долбила ненавистные правила. Некоторые заучила так, что ночью разбуди – расскажу!
 С грамматикой было хуже. Падежные вопросы, склонения и спряжения доводили до умопомрачения. Глаголы, местоимения, причастия и наречия представлялись неприступным бастионом. И проще было застрелиться, чем разобрать предложение по составу!

А пунктуация!? Отчаянно барахтаясь в океане запятых, тире и кавычек, я с трудом выгребала к спасительной точке. Неудивительно, что больше всего мне нравились предложения типа: «Смеркалось». (Уверена, что  все филологи – гении!)  Одним словом, на моём творческом пути стал прочный заслон!
 Учеба в институте, где лекции строчились со скоростью бешенного таракана, а слова сокращались до неузнаваемости привела к тому, что написанное можно было прочесть лишь с лупой. Вполне понятно, что знаки препинания в конспектах практически отсутствовали. Пять лет подобной тайнописи вчистую разложили мои и без того хилые грамматические устои. Потом пошли дети, работа, заботы…

Постепенно школьные страхи притупились и – клиент созрел! Я решилась на первый рассказ. А  потом на второй, третий…За короткий срок я наклепала десяток «опусов» и разместила их на популярном  литературном сайте. Приняли меня благосклонно, даже хвалили!
Я почивала на лаврах, пока в один прекрасный день мои творения не раскритиковали в пух и прах, напоследок ткнув носом в советы начинающим писателям.
Утерев злые слезы, я схватилась за них как за соломинку. Честно признаюсь: о многом я и не подозревала!
Сладко-горькие плоды «литературного» дебюта были безжалостно искромсаны. Вооруженная новыми знаниями, я  опять села за стол, и тут обнаружила, что фантазия просыпается только при отключке «грамматического сознания»! Стоит задуматься о согласовании слов и благозвучии речи, о знаке препинания в том или ином месте, как кураж, вдохновение, когда ручка так и порхает над бумагой, исписывая листок за листком –  мгновенно исчезает!
 И вот телега моей фантазии несется по ровной, не обремененной всякими правилами дороге. Возможно, это ненормально, но исправление стилистических ошибок и расстановку знаков препинания я оставляю напоследок. Этап этот ужасен! Проклиная великий и могучий, я листаю учебники, справочники, словари и, зверея от избытка правил, тычу проклятые знаки почти наугад! Домашние в это время боятся меня, как чумы!

Не смея уповать на снисхождение читателей, я борюсь, учусь и заранее стыжусь каждой пропущенной ошибки. А то, что я  не филолог – не оправдание! Взялся за гуж, тьфу, за перо –  не говори, что не дюж!
Знакомы ли вам подобные переживания, мои собратья по компьютерной клаве? Интересно, безупречный слог и стиль – это от бога или – титанический труд? Я как-то не могу представить Гоголя, штудирующего пособия для молодых авторов. А вы?

Tags: #графоманство, Детский уголок, мукА творчества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments