Торопливые писюли

Самая плохенькая запись лучше крепкой памяти – так, убеждая в пользе конспектов, говорил нам один профессор в институте. В общем-то, я и тогда, в юности, когда с памятью проблем не было, профессора всецело поддерживала, а сейчас превратила его наставления в правило. Да только записи мои настолько фиговенькие, что сам черт в них не разберется.

Collapse )

Чарли

Однажды зайчата Гоша и Тоша бежали играть на любимую полянку. Солнышко припекало, роса уже высохла. Умытый лес ярко зеленел, приветливо шелестел травами. Цветы раскрывали нежные лепестки, тянулись к солнечным лучам.
Зайчата весело прыгали по тропинке, как вдруг увидели возле трухлявого пня странного зверька. Незнакомец был без обычной для лесных жителей меховой шубки и напоминал огромную шляпку подберезовика. Выпуклую желтую спинку незнакомца украшали роговые щитки с коричневыми пятнышками. Продолговатая голова не имела ни ушей, ни усов. Лапки были толсты и коротки, хвостик слегка заострен.
– Вот так уродец! – громко сказал Гоша.
– Сразу видно, не из наших краев! – добавил Тоша.
– А раз не из наших –  нечего ему здесь делать! – решили приятели и, грозно хмурясь, двинулись к чужаку.

Collapse )

Пассивное ворье

Услышала  в новостях словосочетание пассивный коррупционер. Во как! Зачем это дурацкое  словоблудие? Раньше коррупционеров называли просто - вор. Он,  по словам незабвенного Жиглова, должен сидеть в тюрьме. На коррупционеров это правило,  похоже, не распространяется. Сидят только те, кто рожей чином не вышел.

Collapse )